Коридор «Север – Юг» : штрихи к биографии

    02-11-2016
    sevyug

    Исмаил Велиев

    Не так давно в Баку состоялся саммит президентов Азербайджана, России и Ирана. В числе нескольких важных итогов саммита было решение об ускорении работ по реализации транспортного коридора «Север – Юг». Здесь необходимо прояснить следующее; под названием «Север – Юг» в свое время выдвигалось несколько проектов, отличающихся друг от друга.

    В интернете есть упоминание о том, что эта идея впервые была озвучена на Саммите министров путей сообщения ЕС, в 1993 году в Хельсинки (об этом пишет политолог В. Трофимов). При этом не указывается конкретно представителем какой страны, и в каком формате (на общем собрании, на секционных обсуждениях или в кулуарах )  была высказана данная идея. Однако судя по последующим событиям, скорее всего, концепция была оглашена представителями России.    

    Анализ событий показывает, что инициатива России была продиктована не экономическими мотивами, а, в основном, политическими. Дело в том, что в то время шла активная борьба за раздел акватории Каспия. Одни считая его озером, настаивали на том, что надо применять правила дележа для закрытых водоемов;  провести срединную линию и площадь от него до берега считать суверенной зоной прилежащей страны. В таком случае море  на карте напоминало бы лоскутное одеяло, сшитое из 5 – и кусков. Россия получила бы в таком раскладе, участок ограниченный линией проведенной от северной оконечности берега Казахстана примерно до Дербента. Чтобы доплыть до Ирана, корабли РФ, в этом случае, должны были бы получать согласие у трех других прибрежных государств (Казахстана, Азербайджана и Туркмении).

    Выдвигая идею транснационального транспортного коридора, Россия проявляла свое несогласие на перспективу утери права на свободное передвижение в водах Каспия. Она получала аргументацию для блокирования решений о дележе по озерному принципу. Конечно, для поддержки своей позиции со стороны ЕС, расписывались потенциальные выгоды, которые даст этот новый путь «из варяг в Греки» для Европы и всего человечества.
    В свою очередь, стратеги ЕС рассматривали возможности для расширения границ своей культурно – экономической экспансии на Восток. Новый коридор до Индии? – о, да, это хорошо, говорили они. Разговоры были, по сути, беспредметными, неконкретными, но российская сторона получала поддержку ЕС в продвижении  своей политики по вопросу статуса Каспия.
    Мы в Азербайджане со своей стороны решали эту же проблему, причем, даже не зная о выдвижении Россией идеи коридора «Север – ЮГ». В нашей стране многие также ратовали за дележ моря по озерному правилу: как пирог, на 5 кусков. Однако группа работников отдела по международным отношениям организации «Центр Исследований и Прогнозирования», функционировавший в то время при Милли Меджлисе (автор этих строк также был в их числе), придерживались точки зрения, что Каспий необходимо делить как морскую акваторию.

    Мы понимали, что Россия великая морская держава, она не согласится на вытеснение ее из акватории, ее нельзя (да и несправедливо) ограничивать рамками резервации на севере, словно индейцев в Америке. Поэтому представили правительству проект (ноябрь, 1993 г.), в котором предлагали оставить центр моря открытым для судоходства. Установить  прибрежные зоны для осуществления каждой страной таможенного, санитарного и т.д. контроля, и несколько шире  – для рыболовства каждой страны. При этом, раздел морского дна Каспия мы рекомендовали оставить таким, как он был разделен в советское время – на национальные сектора. 

    В таком случае, в этой сфере ничего не надо было менять, не возникало новых поводов для споров и т. д., а карты показывали, что при таком дележе мы сохраняли свои права практически на все залежи углеводородов, открытые азербайджанскими геологами – нефтяниками. Однако самое главное заключалось в том, что наш проект «Север Юг» был направлен на умиротворение России, которая как мы понимали, весьма ревниво будет воспринимать строительство транспортного коридора Восток – Запад (Новый шелковый путь), поскольку она теряла транспортную гегемонию в Средней Азии: «Север – Юг» должен был по нашему замыслу «подсластить пилюлю» для Москвы.

    На самом деле, однако,  мы уже тогда реально понимали истинные экономические преференции этого пути для нашего северного соседа. Мы вспомнили даже то, что еще в 16 веке Россия активно использовала этот путь, о чем повествуется в книге купца Афанасия Никитина. Для Азербайджана если и был в этом интерес – то только, в основном, как транзитера.

    Российский же проект изначально исключал участие Азербайджана в своем проекте. Ведь в те годы президентом был Б. Ельцин, весьма недружелюбно относившийся к нашей стране. В конце концов, в Мае 2002 г., уже при В.В. Путине был подписан протокол об официальном открытии международного транспортного Коридора «Север-Юг»

    Подписали его Россия, Индия и Иран; Азербайджан, как видим, еще не рассматривался участником данного геополитического проекта. Понадобилось больше 10 лет для простого юридического оформления, что говорит о не очень сильном интересе  в экономическом плане. Зачем, если все эти годы Россия успешно гнала в Европу свои нефть и газ через Украину и Белоруссию.

    Российский проект, к тому же, не был детально обоснованным. Больше было пафосных деклараций, чем реальной проработки: не учитывались многие проблемы, мешающие осуществлению величественных дел. Как говорится «гладко было на бумаге, да забыли про овраги». Например, то, что север Каспия зимой замерзает, что будет необходимо создавать целую флотилию специальных паромов, строить новые порты на Российской и на Иранской стороне и многое другое.
    Затем, с годами в этот проект присоединился Казахстан, чтобы вместо моря коридор использовал железную дорогу по прикаспийским степям вдоль восточного берега. Стал рассматриваться, наконец,  и азербайджанский вариант железнодорожного транзита и вот здесь выявились преимущества наших предложений (не будем здесь их перечислять, но их много).

    Наконец события последних лет, противостояние с Украиной, санкции Запада, попытки установления нового железного занавеса сделали проект «Север – Юг» крайне актуальным вопросом для России. Вспомним, что и во время Отечественной Войны, Азербайджан был поистине «дорогой  жизни» для СССР. Львиная доля продовольствия и товаров военного назначения от союзников поступала именно через нашу страну.
    Важным моментом было и то, что почти половина многомиллионного населения  Ирана это этнические азербайджанцы. Поэтому,  в перевозке поставок из США и Англии через территорию соседней страны, основную роль играли руководство и специалисты нашей страны. В том числе, железнодорожники и другие службы и ветви логистики. Этот момент и сегодня является еще одним фактором усиливающим синергетический эффект последнего проекта подписанного в Баку этим летом.

    Как видим, в конце концов, победил наш вариант проекта «Север – Юг», и думается, в этом есть закономерность: ведь он был с самого начала  задуман с добрыми намерениями, для блага всех наших соседей.